+7 (812) 425-64-30

Туры в Финляндию
из Санкт-Петербурга

Карелия в "зимней войне" 1939-1940 гг.

В российской историографии "зимней войны" 1939-1940 годов одними из наиболее слабо изученных являются вопросы о том, какую роль в осуществле­нии своих военно-стратегических и политических планов советское руководст­во отводило Карелии. Только в последние два-три года историкам стали до­ступны архивные документы, позволяющие исследовать данную проблему.

В самом начале "зимней кампании" в советской печати было опубликовано сообщение о том, что в финском городе Териоки, занятом частями Красной Ар­мии, образовано Народное правительство Финляндии во главе с О.В.Куусине­ном. Его создание преследовало цель ввести в заблуждение мировое общест­венное мнение, показать, что СССР не только не ведет агрессивную войну про­тив Финляндии, а напротив, заключив военный союз с демократической Фин­ляндией, помогает финским рабочим и крестьянам избавиться от буржуазного правительства.

Для реализации этой задачи необходимо было создать хотя бы видимость деятельности правительства Куусинена. И здесь главная роль советским руко­водством отводилась Карелии и ее партийной организации.

По договору между СССР и Финляндской Демократической Республикой по­следней передавалась территория советской Карелии к западу от Кировской железной дороги общей площадью 70 тыс. кв. километров, населенная пре­имущественно карелами. Из Москвы поступило указание провести разъясни­тельную работу среди населения республики о необходимости этого шага.

Карельский обком ВКП(б), выполняя распоряжения центра, развернул широкую пропагандистскую кампанию по разъяснению жителям республики "Декла­рации Народного правительства Финляндии" и "Договора о взаимопомощи между СССР и Финляндской Демократической Республикой". При этом особое внимание уделялось тому пункту договора, где говорилось "о необходимости воссоединения карельского народа с родственным ему финским народом в едином Финляндском Демократическом государстве".

На страницах республиканской печати публиковались резолюции митингов и собраний населения, "одобрявшего решения советского правительства". Эти материалы должны были убедить общественность в полной поддержке жите­лями Карелии договора между СССР и Финляндской Демократический Респуб­ликой.

Однако на самом деле единодушия не было. Анализ архивных документов показывает, что на собраниях высказывалось недовольство принятыми реше­ниями, звучал вопрос: почему наше правительство не спросило мнения карель­ского народа о воссоединении его с Финляндией. В ряде мест (особенно в юж­ных районах республики - Олонецком и Пряжинском) проявлялось желание лю­дей, в том числе и партийных работников, уехать из этих районов в Советский Союз.

В середине декабря 1939 г. на состоявшемся в Петрозаводске партийном активе секретарь Карельского обкома ВКП(б) Г Н.Куприянов обрушился на та­ких людей с критикой: "Стремление удрать из районов, отходящих к Финлян­дии, не может расцениваться иначе как дезертирство. Мы должны подготовить народ Финляндии к установлению советского строя и построению социалисти­ческого общества".

Для осуществления этой же цели с самого начала войны из жителей восточ­ной Финляндии, не успевших эвакуироваться со своей армией вглубь страны (а таких на всем протяжении советско-финляндской границы от района Петсамо до Северной Ладоги оказалось чуть более 2 тыс. человек), стали создаваться Комитеты Трудового Народного фронта. В их задачу входила организация аги­тационно-пропагандистской работы среди местного населения по поддержке программы Народного правительства.

Для формирования Комитетов в районы, занятые частями Красной Армии, были направлены специальные бригады представителей Териокского прави­тельства. В их состав вошли члены партийного и советского актива Карелии, владевшие финским языком. К началу января 1940 г. было создано 15 комите­тов в крупных населенных пунктах и назначено 4 уполномоченных в небольших деревнях восточной Финляндии. По окончании войны Комитеты должны были стать политической основой демократической Финляндии.

В начальный период войны руководство СССР поставило перед Карельским обкомом ВКП(б) и другую задачу - подготовить кадры для создания нового го­сударственного аппарата демократической Финляндии. Он должен был фор­мироваться из партийных и советских работников республики, владевших фин­ским языком. В этой связи с декабря 1939 г. во всех пограничных районах Ка­релии были организованы кружки для партийно-советского актива по изучению финского языка.

Еще до начала военных действий в помощь Народному правительству Куу­синена стала формироваться Финляндская народная армия, состоящая в основном из карелов, финнов и ингерманландцев Карелии и Ленинградской об­ласти. Ее соединения располагались во втором эшелоне за войсками Красной Армии.

Части Финляндской народной армии были разбросаны на всем протяжении советско-финляндского фронта - от Баренцева моря до Ладоги: 1-я и 2-я стрелковые дивизии находились на Карельском перешейке в полосе 7-й ар­мии, 3-я'стрелковая дивизия формировалась в Карелии в районе Поросозеро-Суоярви в полосе 8-й армии и 4-я пограничная дивизия - на Кольском полуост­рове в составе 14-й армии.

Однако полностью укомплектовать их личным составом не удалось. По ар­хивным данным, к началу марта 1940 г. Финляндская народная армия насчиты­вала около 18-20 тыс. народоармейцев.

Большую помощь в пополнении частей этой армии, особенно тех, которые дислоцировались на территории Карелии (3-я стрелковая дивизия - в районе Поросозеро-Суоярви и 7-й отдельный полк - в районе Ухты) оказывал Карель­ский обком ВКП(б). К началу января 1949 г. только в 3-ю стрелковую дивизию им было направлено в качестве политработников 36 человек.

В эту же дивизию в течение всей "зимней войны" из районов республики, в которых преобладало карельское население (Олонецкого, Пряжинского, Пет­ровского, Ведлозерского и др.), направлялись добровольцы. К марту 1940 г. их насчитывалось 722 человека.

Потерпев неудачу в осуществлении своих планов, советское правительство ставит перед.партийно-советским руководством Карелии другую задачу: до на­чала нового наступления на Карельском фронте, запланированного на фев­раль 1940 г., провести переселение из 40-к.илометровой зоны от госграницы всех жителей. Причем в число переселяемых попали как советские граждане, проживавшие в пограничной с Финляндией полосе, так и жители восточной Финляндии, оказавшиеся на территории, занятой частями Красной Армии в конце 1939-начале 1940 гг.

Граждане Финляндии (всего более 2 тыс. человек) были выселены в три на­селенных пункта: Кавгору Кондопожского района (481 человек), Интерпоселок Пряжинского района (1320 человек) и Кинтезьму Калевальского района (270 человек).

После окончания "зимней войны" над ними нависла угроза выселения в Си­бирь. Об этом, в частности, говорилось в Записке Народного комиссара внут­ренних дел Карело-Финской ССР М.Баскакова "О положении финского населе­ния в спецпоселках на территории КФССР", направленной 30 апреля 1940 г. в ЦК КП(б) и СНК Карелии.

Но осуществить эту акцию органам НКВД не удалось. Согласно советско-финляндскому договору от 12 марта 1940 г. и по постановлению СНК СССР № 640-212 от 4 мая 1940 г. гражданам Финляндии было разрешено вернуться на родину, и большинство из них воспользовались этой возможностью.

Вопрос о выселении жителей Карелии из 40-километровой пограничной по­лосы специально был рассмотрен на заседании бюро Карельского обкома ВКП(б) 3 февраля 1940 г. По решению бюро для проведения данной операции в пограничных районах Карелии были сформированы специальные тройки в составе секретаря райкома ВКП(б), председателя райисполкома и начальника районного отдела НКВД.

Всего от границы во внутренние районы республики планировалось высе­лить. 34 тыс. 268 человек. Б большинстве своем это были карелы. Но в действи­тельности выселили чуть меньше запланированного - около 31 тыс. человек.

Переселение жителей проходило в суровые морозы и приводило к трагиче­ским последствиям: значительная часть людей обморозилась, многие пересе­ляемые заболели, имелись случаи смертности.

Веригин, С.Г. Карелия в "зимней войне" 1939-1940 гг. // Карелия, Заполярье и Финляндия в годы Второй мировой войны. - Петрозаводск, 1994. - С.4-7.