425-38-10

Туры в Финляндию
из Санкт-Петербурга

Западная помощь Финляндии в ходе зимней войны в отечественной и зарубежной литературе

Оглавление
Западная помощь Финляндии в ходе зимней войны в отечественной и зарубежной литературе
часть 2
Все страницы

Советско-финская войнаСоветско-финляндская война 1939-1940 гг. давно находится в фокусе вни­мания историков ряда стран, в первую очередь - Финляндии. Растет интерес к этой теме в настоящее время и в России. Одним из наименее освещенных ас­пектов в отечественной историографии являются планы высадки экспедицион­ного корпуса Великобритании и Франции, относящиеся к зиме 1939-1940, на­чалу весны 1940 г., а также масштабы военно-технической и материальной по­мощи стран Запада.

Реализация планов высадки английских и французских войск в Скандинавии и Финляндии могла бы изменить весь ход второй мировой войны, сделав неиз­бежной прямую военную конфронтацию СССР с будущими союзниками, при том с малопредсказуемыми последствиями.

Предмет настоящей статьи - выяснение сложных перипетий дипломатичес­кой борьбы вокруг интересующего нас вопроса на основе имеющихся в нашем распоряжении исследований.

Следует заметить, что суждения и точки зрения, высказанные по данной проблеме в отечественной историографии, имеют весьма ограниченную цен­ность. Во-первых, в силу общей тенденциозности, во-вторых, вследствие того, что авторы, писавшие на эту тему, не знакомы с архивными материалами во­енных ведомств Великобритании и Франции, ставшими доступными с конца 60- начала 70-х годов.

Между представлениями, бытующими до последнего времени в советской исторической литературе по этому вопросу, и известным тезисом И.В.Сталина об организации "крестового похода" "западных плутократий" против СССР об­наруживается несомненное концептуальное родство.

Один из авторов изданной в 1941 г. книги "Бои в Финляндии" А.Хренов, ос­мысливая опыт недавно закончившейся войны, утверждал, что Финляндия рас­сматривалась "генеральными штабами капиталистических стран как выгодный плацдарм для войны против СССР". Подробно рассмотрев ее эффек­тивную оборонительную систему на Карельском перешейке и от Ладожского озера до Баренцева моря, автор пришел к выводу, что финны рассчитывали "на прибытие экспедиционных армий империалистических держав", а в даль­нейшем "сделать ареной борьбы советскую территорию".

С началом Великой Отечественной войны и вступлением СССР в союзничес­кие отношения с западными демократиями тезис Сталина отходит временно на второй план. Так, в книге Я.Крастыня, изданной в 1942 г., советско-фин­ляндская война 1939-1940 гг. названа в соответствии с духом времени "воен­ной авантюрой фашистской Финляндии против СССР". По мнению ав­тора, "зачинщиком, нападающей стороной была Финляндия, за спиной кото­рой действовал хищнический германский империализм".

Неподтвержденный архивными материалами, а также никем из известных исследователей тезис о планах использования Германией территории Фин­ляндии для "внезапного нападения" на Ленинград [3, с.21] встречается в рабо­те О.Куусинена. Тем самым был дан, как казалось автору, удовлетворительный ответ на вопрос о причинах трагедии блокадного Ленинграда. По мнению О.Куусинена, уже летом 1939 г. на Карельском перешейке был создан "трамп­лин для внезапного нападения" на этот город, а готовность плацдарма была освидетельствована начальником генштаба вермахта генералом Гальдером.

С началом "холодной войны" произошел очередной поворот советских ис­следователей в интересующем нас вопросе, наметилось возвращение к тезису Сталина. В наиболее концентрированном виде он раскрывается в объемной монографии трех авторов. По их мнению, "реакционные круги западных держав" преследовали "совершенно определенную цель: превратить возник­шее локальное вооруженное столкновение в отправной пункт для "крестового похода" против СССР". Этот ответственный постулат, однако, не доказывается какими-либо убедительными фактами, что относится и к утверж­дению "теперь советско-финляндская война заняла важное место в стратеги­ческих планах Англии и Франции".

Нестрогое обращение авторов монографии с используемой финляндской литературой видно хотя бы на примере книги министра обороны Финляндии Ю.Ниукканена, которая была привлечена для доказательства того, что "пред­полагалось еще до получения действенной военной помощи от Англии и Франции сковать силы Красной Армии, а затем перейти вместе с их войсками в контрнаступление и перенести военные действия на советскую территорию". В книге Ю.Ниукканена "Рассказывает министр обороны зимней вой­ны" повествуется о перестройке высшего военного командования страны и нет ни слова о переносе войны на территорию СССР.

Вольное отношение к книге Ю.Ниукканена отмечу еще в одном вопросе - о масштабах помощи Финляндии, оказанной различными западными государст­вами. Авторы, заявляя, что "вскоре помощь Запада вооружением пошла в Фин­ляндию", замалчивают то обстоятельство, что, за несколькими исключениями, военная техника и снаряжение были куплены правительством Финляндии на обычной коммерческой основе. К тому же значительная часть вооружений была устаревших образцов.

Авторы не останавливаются перед прямыми передергиваниями цифровых данных. Отмечу только несколько. Например, утверждается, что "...щедрая по­мощь поступила из Франции: 156 самолетов, 210 орудий...". На са­мом деле из 156 закупленных во Франции самолетов 80 истребителей "Кодрон" не были отправлены в Финляндию до заключения Московского мира. К орудиям отнесены 100 81 мм минометов. В общей сложности из Франции в Финляндию в ходе войны поступило 76 орудий.

Помимо желания союзников "переключить" мировую войну на Советский Со­юз, они, по мнению авторов монографии, могли бы "путем открытия нового те­атра военных действий ослабить давление на Западном фронте, а также ли­шить Германию шведской железной руды". С этой целью предус­матривалась высадка в районе Петсамо 100-тысячного экспедиционного кор­пуса для быстрого захвата Мурманска, полуострова Рыбачьего и последующе­го продвижения на юг. Между тем остается без объяснений то обсто­ятельство, что "только 5 февраля 1940 г. высший военный совет Англии и Франции принял решение направить войска в Финляндию".

М.И.Семиряга в своей работе замечает, что "уже в середине декабря 1939 г. в Лондоне обсуждался план...оказания совместной помощи Финляндии для од­новременного решения двуединой задачи: оказания помощи Финляндии, если она сама попросит ее, и овладение шведским железорудным бассейном с со­гласия Швеции". Не используя в своей книге обширную финляндскую литературу по теме, М.И.Семиряга приходит к выводу, что "...опасаясь превра­щения территории Финляндии в поле битвы с вытекающими отсюда ужасными последствиями, финские правящие круги не рискнули официально призвать Англию и Францию непосредственно вмешаться в советско-финляндскую вой­ну".

В целом бытующие в отечественной исторической науке представления по вопросу о помощи стран Запада Финляндии отличаются поверхностностью, иг­норированием фактов, не соответствующих взглядам авторов, искажением данных и точек зрения, представленных в зарубежной литературе. Это не поз­воляет создать удовлетворительную реконструкцию происходившего.

Между тем, в зарубежной историографии имеется достаточно обширный материал по интересующей нас теме. Значительный интерес для нашей темы представляет книга Гарольда Макмиллана, в то время одного из членов прави­тельства Великобритании. Из беседы с У.Черчиллем он пришел к заключению, что последний не считал поддержку финнов единственной целью Великобри­тании. Большие выгоды она получила бы в случае "приостановки или сокраще­ния доставки драгоценной железной руды немецкими судами через норвеж­ские территориальные воды".

По решению высшего военного совета в Париже 5 февраля 1940 г. было "в принципе решено послать...две английские дивизии и 50 тысяч подготовлен­ных добровольцев из Франции на помощь финнам". Операция была возможна лишь в случае отвоевания Петсамо или использования Нарвика и других норвежских портов. Дело решила позиция Швеции и Норвегии, которые не разрешили транзит войск, несмотря на то, что в соответствии с решением Лиги Наций Швеция была обязана пропустить через свою территорию любые войска, идущие на помощь жертвам агрессии.