+7 (812) 425-64-30

Туры в Финляндию
из Санкт-Петербурга

Интервью с директором Института Финляндии в Санкт-Петербурге Элиной Кахла

Элина КахлаВ своих рассуждениях Элина Кахла, нынешний директор Института Финляндии, открыта и свободна. Элина коснулась многих тем, хотя в силу профессиональных особенностей, больше всего говорила о культуре. Слова человека, живущего на две страны, можно считать максимально объективными, поэтому мы решили донести до вас, уважаемые читатели, слово в слово.

Об Институте

Институт Финляндии был создан в 1992 году, это один из 16 культурных Институтов Финляндии по всему миру. Некоторые, самые авторитетные, зародились еще в 50 годы, и еще тогда появилось деление на два вида деятельности: только научные и такие, которые занимаются и культурой, и наукой. Наш Институт как раз совмещает эти работы, наверное, ввиду того, что у нас тесные связи во всех областях гражданского общения, мы занимаемся действительно широким спектром задач.

Но главный аспект нашей деятельности – это, конечно, финский язык, поощрение его изучения, преподавания. У нас проходят семинары для преподавателей финского, курсы повышения квалификации, есть мастер-классы для переводчиков с финского на русский, литературный кружок. Это наши базовые функции. И все эти мероприятия, включая курсы, включая услуги библиотеки – все они бесплатны, нужно только записаться.

Единственное, что в Институте Финляндии вас не научат финскому с нуля, здесь обучают не студентов, а преподавателей или тех, кто хочет преподавать финский, а для этого уже должны быть неплохие навыки этого иностранного языка.

Мы гордимся нашими специальными проектами, которые предназначены для профессионалов в области культуры, дизайна, архитекторов.

Например, у нас с успехом прошла выставка о политической карикатуре, оказалось, что в Петербурге есть Союз карикатуристов. Мы смогли ознакомиться с опытом петербургских художников, а взамен поделиться опытом финской карикатуры. В нашем случае, это были не современные работы, а работы известнейшего, и, пожалуй, лучшего на этом поприще финского карикатуриста Кари Суомалайнена, ушедшего из жизни еще в 90е годы. Его работы мы привезли из Финляндии и организовали лекции к выставке.

О культурном обмене и препятствиях

Нам кажется, что все эти темы, которые так остро и непреодолимо встают в политическом поле, вопросы, которые так тяжело решать с политической точки зрения, проще обсуждать с помощью искусства. Поэтому, когда мы привезли, например, финские карикатуры, мы увидели живой отклик. Здесь все воскликнули, что вот эти же проблемы положения женщины в профессии, расизма, иммиграции – все они актуальны до сих пор и затрагивают не меньше русских.

Вот почему запретных тем для нас, наверное, нет. В культурном обмене можно только выиграть, поднимая любые вопросы. Тяжкие темы разрешаются через искусство. Это и есть то, чем мы должны заниматься.

Мы не так далеки в культурном поле друг от друга, нас и музыка объединяет, мы нации, любящие минорное звучание.

Литературный кружок – еще одна наша гордость. Здесь мы проводим встречи с живыми писателями или так называемые встречи с классиками. Последнее – это просто чтение и обсуждение на финском классической литературы. На таких мероприятиях понимаешь всю суть культурного обмена. Особенно, когда читаешь классику, ведь вопросы, затронутые в таких книгах, это как вопросы «Войны и мира» Толстого, всегда актуальны, всегда задевают вне зависимости от национальности.

Элина КахлаС кем и над чем работаем

Мы сотрудничаем с профессионалами, с самыми значительными музеями, например, Эрмитажем, Русским музеем. Инициатором может быть и российская, и финская сторона. Наша цель и наш должностной интерес в любом случае – это диалог.

Я не только директор института, но и доктор философии. Тема, над которой я всю жизнь работаю, называется «История культуры России». И сейчас я хочу, надеюсь, мне это удастся, начать здесь проект о влиятельных людях Финляндии, которые во время Финского княжества жили и работали в Петербурге или вблизи города. Проект будет состоять из выставки, цикла лекций и, возможно, даже книги.

Я полтора года на этой должности, я была знакома с предыдущими директорами. В начале 90х еще не было, по сути, ни помещения (в России эти вопросы очень долго решаются), ни разрешения на Институт Финляндии. У первого директора на тот момент портфеля не было, один только рюкзак, но он знал культурных людей Петербурга, Финляндии. И это как раз то, чем мы и должны заниматься, не обращая внимания, есть ли у нас шикарный дом или нет.

О неудачах

Увы, не всякий культурный обмен оказывается положительным, как показывает история. Я наблюдаю с грустью за судьбой Выборга и парка Монрепо, которые находятся в плачевном состоянии. Статуе Вяйнямёйнена, главного героя финского эпоса Калевала, в парке постоянно ломают пальцы, на что жалуется сама администрация. Этот как символ, что для русских этот парк что-то чужое и не имеет значения. Я уже думаю, что мне нужно будет однажды написать про эту аллегорию и про то, как спасти пальцы Вяйнямёйнена.

С такой же грустью я могу бесконечно говорить о том, что Россия решила отделиться от европейского пути развития.

Об отношении к природе

Все дело в исторических причинах. В России у каждой семьи не было своего участка земли. А Финляндия вплоть до Второй мировой войны была аграрной страной, были семейные земли. Если человека всегда воспитывали, что эта твоя земля, эти поля твои, то он будет их оберегать, охранять и ценить.

Мои родители всю жизнь жили в Хельсинки, но они купили дачу, и очень долго не рубили вокруг деревья. Эти деревья выросли огромными, уже загораживали солнце, и мне пришлось с мужем решиться на то, чтобы их срубить. Моим родителям было довольно тяжело принимать этот факт.

О различиях между русскими и финнами

Пожалуй, главное, мы, финны, работаем в одиночку. Мы привыкли отвечать каждый за себя. Это в России говорят: «Один в поле не воин!» У нас так не принято. Поэтому я отчасти перестраиваю себя, когда работаю здесь, в настоящем коллективе.

А с чем мне приходится постоянно сталкиваться по работе, так с тем, что здесь очень медленно происходят все официальные процессы, никто не осмеливается принимать самостоятельные решения, потому что нет указания сверху. Это точно не по-фински.

Записывала Мария Габелия