+7 (812) 425-64-30

Туры в Финляндию
из Санкт-Петербурга

Выходные с финским детективом

09.09.17 00:00

SorjonenСкандинавский нуар наследует почтенной британской детективной традиции демонизировать малые города, именно эта тихая деревня на самом деле центр мирового зла, и этим злом является Лаппеенранта. Воплощение идиллического покоя, сонный городок на берегу озера Сайма в получасе езды от русской границы, три шага налево и два направо — наезжающие по выходным за рыбой русские туристы ласково именуют его Лапа. Собственно, столичный инспектор Сорйонен (Вилле Виртанен) и стремится сюда за покоем — в шумном (по финским меркам) Хельсинки ему никак не удается уделять достаточно времени семье. Тем более его жена Паулина (Матлеена Куусниеми) отсюда родом, когда-то у нее даже был роман с отпрыском влиятельного местного семейства Дегерман, ныне мэром.

Итак, Сорйонен лелеет мечту о тихих семейных ужинах после нехлопотной службы, но с его появлением в Лаппеенранте будто разверзаются адские хляби. Здесь тут же обнаруживаются подпольный бордель "Кукольный дом", где богатые клиенты пользуют одурманенных снотворным молоденьких девушек, запрещенные собачьи бои, серийный убийца — в общем, все в лучших традициях: саамская резня бензопилой и убийство Лоры Палмерайнен.

Финская дедукция выглядит так: Сорйонен медленно думает и иногда ошибается, в то время как остальные-то не думают вообще. В сканди-нуаре есть практически устоявшийся уже образ аутичного скандинавского копа, пишет Kommersant.ru. Это эффективный следователь, малопригодный к насыщенной социальной жизни, одаренность которого по части логики — будто производная от его бездарности в области человеческого общения. Сорйонен как раз такой.

А коль скоро Лаппеенранта город приграничный, то в сериале в изобилии фигурируют зловещие русские, а где-то на заднем плане все время маячит мрачный Петербург — это оттуда в тихую финскую провинцию поставляют элитных проституток, наркотики и бойцовых собак. "Курица не птица, Финляндия не заграница",— думают зловещие русские и совершают в соседней стране правонарушения как у себя дома. Это привычная уже тема северного нуара.

Но на поверку этот финский нуар не так прост. Зло тут наднационально, но происхождение имеет довольно определенное: его источают богатые по обе стороны границы — это такая особая нация, они везде одинаковы. Это своего рода протестантский детектив, где честный праведник ищет покоя и порядка, в то время как стяжатели наводят порчу на тихий городок: Дегерман хочет превратить Лаппеенранту в финский Лас-Вегас, плюнуть в чистое озеро, выстроив на его берегу казино. И конечно, норовят спрятать концы в воду, когда Сорйонен вытаскивает на свет божий всякий побочный криминал и портит статистику: это может отпугнуть потенциальных инвесторов. Таков скандинавский нуар, заговоривший по-фински,— снятое по лекалам, но все время выламывающееся из рамок зрелище, свежая струя в жанре.