+7 (812) 425-64-30

Туры в Финляндию
из Санкт-Петербурга

Мудрые цитаты о зиме из книги Туве Янссон про муми-троллей

Волшебная зима

Фото: kids-bookreview.com

Удивительное это время — зима! Все вокруг замерзает, покрывается снежным одеялом, природой правят мороз и темнота, а каждая вылазка из дома становится подвигом.

И все-таки мы любим зиму. За что? Да ведь все за то же: нет ничего красивее искусных морозных узоров на стеклах, а заледенелые, припорошенные снегом деревья превращают вид из окна в сказочную открытку; темные длинные вечера делают дом самым уютным местом на свете, горячий чай — сказочно согревающим отваром, а чтение книг — приятнейшим зимним занятием.

Финская писательница Туве Янссон знала толк в хорошей зиме, и этой любви к самому суровому и вместе с тем самому волшебному времени года она научила героев своих книг. Мы выбрали несколько замечательных отрывков из книги «Волшебная зима», чтобы приободрить вас в эти холодные снежные дни и немножко влюбить в зиму.

 

* * *

Муми-тролль никогда прежде не видел снегопада и потому очень удивился.

Снежинки одна за другой ложились на его теплый нос и таяли. Он ловил их лапой, чтобы хоть на миг восхититься их красотой, он задирал голову и смотрел, как они опускаются на него; они были мягче и легче пуха, и их становилось все больше и больше.

«Так вот как, оказывается, это бывает,— подумал Муми-тролль,— а я-то считал, что снег растет снизу, из земли».

Волшебная зима

Воздух сразу потеплел. Кругом ничего, кроме падающего снега, не было видно, и Муми-тролль впал в такой же восторг, как бывало летом, когда он переходил вброд озеро. Сбросив купальный халатик, он во всю длину растянулся в снежном сугробе.

«Зима! — думал он.— Ведь ее тоже можно полюбить!».

* * *

Котелок, стоявший на печурке, закипел. Крышка сама собой поднялась, а ложка начала помешивать суп. Другая ложечка всыпала в котелок немного соли и аккуратно вернулась на подоконник.

Близилась ночь, и мороз крепчал, а лунный свет заглядывал во все зеленые и красные стекольца.

— Расскажи мне про снег,— попросил Муми-тролль и уселся в выгоревший на солнце папин шезлонг.— Я не понимаю, что это такое.

— Я тоже,— ответила Туу-тикки.— Думаешь, он холодный, а если вылепить из него снежный домик, там становится тепло. Он кажется белым, но иногда он розовый, иногда — голубой. Он может быть мягче всего на свете, а может быть тверже камня. О нем ничего нельзя знать наверняка.

* * *

Туу-тикки потерла свою мордочку и задумалась.

— Видишь ли,— сказала она,— столько самого разного случается лишь зимой, а не летом, и не осенью, и не весной. Зимой случается все самое страшное, самое удивительное. Являются всякие ночные звери и существа, которым нигде нет места. Да никто и не верит, что они есть на свете. Ведь все остальное время они прячутся. А когда выпадает белый снег, ночи становятся длинными, наступает покой и все погружается в зимнюю спячку — вот тогда они тут как тут.

Волшебная зима

— А ты их знаешь? — спросил Муми-тролль.

— Кого знаю, а кого и нет,— ответила Туу-тикки.— Того, кто живет под кухонным столиком, я, к примеру, знаю очень хорошо. Думается, он хочет сохранить свою тайну, и я не могу познакомить вас друг с другом.

Муми-тролль пнул ножку стола и вздохнул.

* * *

Внезапно шерсть на спине Муми-тролля встала дыбом, и после нескольких минут мучительного ожидания он вдруг увидел, как на сумеречном небе, низко над горизонтом зажглось красноватое сияние. Оно сгустилось в узкую неяркую полоску, рассыпавшую длинные лучи света над ледяным покровом моря.

— Вот оно! — вскричал Муми-тролль. Приподняв малышку Мю, он поцеловал ее прямо в мордочку.

— Ах! Нечего дурачиться! — сказала малышка Мю.— Не шуми! Не из-за чего!

— Ура! — продолжал кричать Муми-тролль.— Скоро наступит весна! Станет тепло! Все начнет просыпаться.

Схватив четыре пойманные рыбки, Муми-тролль подбросил их высоко в воздух, потом постоял даже на голове. Никогда прежде он не чувствовал себя таким счастливым, как теперь на льду.

В тот же миг лед снова потемнел.

Вороны поднялись в воздух и, медленно взмахивая крыльями, полетели в сторону суши. Туу-тикки собрала своих рыбешек, а маленькая красноватая полоска тем временем опустилась за горизонт.

— Никак солнце передумало?! — в ужасе воскликнул Муми-тролль.

Волшебная зима

— Неудивительно, раз ты так ведешь себя,— сказала Мю и умчалась на своих жестяных крышках-коньках.

— Солнце вернется завтра,— утешила Муми-тролля Туу-тикки.— И оно будет чуть побольше, уже как корка сыра. Не принимай это так близко к сердцу.

* * *

При свете лучей бледного зимнего солнца с горного склона съезжал огромный хемуль. Он трубил в сверкающий медный рог, и казалось, чувствовал себя превосходно.

«Этот съест целую прорву варенья,— подумал Муми-тролль.— Интересно, что у него на ногах?»

Хемуль положил рог на крышу дровяного сарая и снял лыжи.

— Хорошие у вас тут холмы,— сказал он.— А слалом у вас есть?

— Сейчас узнаю,— ответил Муми-тролль.

Он снова влез в гостиную и спросил:

— Есть тут кто-нибудь по имени Слалом?

— Меня зовут Саломея,— прошептала малютка, испугавшаяся зеркала.

Муми-тролль подошел к Хемулю и сказал:

— По имени Слалом почти никого нет. Есть только одна по имени Саломея.

Но Хемуль, не слушая его, обнюхал папину табачную делянку.

— Хорошее место для жилья,— похвалил он.— Здесь мы построим снежный дом.

— Вы можете поселиться у меня,— чуть помедлив, сказал Муми- тролль.

— Нет, спасибо,— ответил Хемуль.— В доме спертый воздух, это вредно для здоровья. Мне нужен свежий воздух, много свежего воздуха. Мы сейчас же примемся за работу, чтобы не терять зря времени.

* * *

После еды Хемуль надел лыжи и влез на самый высокий склон холма, тот, что спускался в долину над самой пещерой. У подножия холма стояли все гости Муми-тролля и смотрели на Хемуля, не зная, что и думать.

Они топтались на снегу, время от времени утирая мокрые носы,— день выдался на редкость холодный.

Волшебная зима

Но вот Хемуль помчался вниз. Все затаили дыхание от ужаса. Посредине холма он сделал резкий поворот в сторону, подняв целую тучу сверкающих снежинок. Потом, заорав во все горло, так же резко повернул в другую сторону. На огромной скорости он делал повороты то в одну, то в другую сторону, и от его черножелтой куртки рябило в глазах.

Крепко зажмурив глаза, Муми-тролль подумал: «До чего же все, кто пришел сюда, разные».

Малышка Мю стояла на вершине холма и кричала от радости и восхищения. Она разломала деревянную бочку и крепко привязала к башмакам две доски.

— А теперь — я! — вопила она и, ни минуты не колеблясь, припустила вниз с холма по прямой. Муми-тролль взглянул одним глазом вверх на нее и понял, что Мю справится. Ее маленькое недоброе личико выражало радость и уверенность, а ножки, словно палочки, твердо стояли на снегу.

Муми-тролль почувствовал прилив гордости. Малышка Мю катила так бесшабашно вперед, она неслась отчаянно, сломя голову и чуть не врезалась в сосну, пошатнулась, но удержалась на ногах. И вот она уже внизу и, хохоча во все горло, плюхнулась в снег.

— Она из моих самых старых друзей,— объяснил Муми-тролль Филифьонке.

— Так я и думала,— кисло сказала Филифьонка.— Когда в этом доме подают кофе?

* * *

Ветер тут же унялся, и только тогда Муми-тролль почувствовал: ветер был теплый! Он увлек Муми-тролля за собой, сделал его таким легким, что Муми-троллю казалось, будто он летит.

«Я одно целое с ветром и непогодой, я частица снежной бури,— подумал растроганный Муми-тролль.— Это почти как летом. Борешься с волнами, а потом поворачиваешься, позволяешь швырнуть себя прямо в прибой и отправляешься в плавание, словно бутылочная пробка; в пене морской играют сотни маленьких радуг, а ты, чуть испуганный, смеясь, причаливаешь к пустынному берегу».

Волшебная зима

Муми-тролль распростер лапы и полетел.

«Пугай себе, зима, сколько влезет,— в восторге думал он.— Теперь я тебя раскусил. Ты не хуже всего остального, только тебя надо узнать. Теперь тебе меня больше не обмануть!»

А зима неслась вместе с ним далеко-далеко по всему берегу, пока Муми-тролль не уткнулся носом в сугроб на заснеженном причале и не увидел слабый свет, падавший из окошка купальни.

— Вот оно что, я спасен,— сказал озадаченный Муми-тролль.

Как жаль, что все самое интересное кончается тогда, когда его перестаешь бояться и когда тебе, наоборот, уже становится весело.

Ольга Попова