Туры в Финляндию
+7 (812) 425-64-30 Отправление ежедневно
из Санкт-Петербурга
25 июня 2018
546
Время чтения: 2 мин

Не убий: Финляндия задумалась о легализации эвтаназии, а нам —рановато

Узаконить человеческое право уходить из жизни – это инициатива не властей Суоми, а её граждан. По статистике, почти 73% жителей Страны Тысячи Озер поддерживают легализацию эвтаназии на законодательном уровне, категорически против выступают всего 9%. Почему такое решение — это прерогатива только развитого общества, читайте в нашей авторской колонке.
материал по теме

В Финляндии задумались о легализации эвтаназии

Почти 73% жителей Суоми поддерживают легализацию эвтаназии на законодательном уровне, категорически против выступают всего 9%.

С вопросом — как уходить из жизни — сталкивается рано или поздно каждый живущий на земле, потому что не придумали ещё эликсира бессмертия. Если человек рождается, то он умирает. Закон природы. И хорошо, если на бегу, или в бою, как у Высоцкого — «Принял пулю на вдохе», или во сне. Легко и без страданий. Но чаще ведь происходит иначе. Например, в результате продолжительной и изматывающей болезни.

К сожалению, медицина всё еще не всесильна. Есть тяжелые диагнозы, которые лечению не поддаются. И тогда в перспективе у человека, давайте будем смотреть правде в глаза, мучительная смерть, как правило, сопровождаемая дикой болью. Остается только мужественно встретить неизбежный конец.

Фото: spencerandcollier.comФото: spencerandcollier.com

Уходить из жизни — это, знаете ли, тоже надо уметь. Уходить так, чтобы последние дни, часы и минуты жизни были достойны всей предыдущей жизни. Человек, который знает, сколько примерно ему осталось жить, остаётся с теми, кто его любит, в привычной обстановке, у него есть возможность привести в порядок дела, составить завещание, возможно, закончить работу всей жизни, да мало ли что... Но это в случае, если позволяет самочувствие. А если больному тяжело и невыносимо больно, а Атропос всё не обрезает нить? Вот тут-то и встает вопрос о гуманности эвтаназии.

В России есть очень полярные мнения по этому поводу. С точки зрения христианства, если человек уходит из жизни сам, он обречён гореть в аду, и этот грех нельзя отмолить. Если эвтаназию проводит кто-то другой, это убийство. Со всеми вытекающими. С точки зрения светского закона, добровольно ушедший из жизни неподсуден (хотя кого волнуют земные законы на краю неизбежной могилы?), а вот проведший эвтаназию врач — убийца.

Странное дело, палач, отрубающий голову, грешником никогда не считался — если приговор вынесен, то казнил не палач, а топор. Судья, вынесший смертный приговор, остаётся уважаемым членом общества, хотя вероятность судебной ошибки есть всегда. Но стоит врачу, констатировавшему невозможность излечения, облегчить страдания больного — он преступник и убийца. Получается, что компетенции судьи мы доверяем полностью, компетенции врача — нет.

Статистику самоубийств онкологических больных в России тщательно скрывают, но осмелюсь утверждать, что покончивших жизнь самоубийством больных раком в последней стадии очень и очень много, потому что единственное, что может облегчить боль в таких случаях — это медицинские наркотики, а ситуация обеспечения обезболивающими медикаментами больных раком на терминальной стадии без преувеличения катастрофическая.

Фото: medicalnewstoday.comФото: medicalnewstoday.com

В Финляндии ситуация с обезболивающими для умирающих от рака значительно лучше, но и там задумались об эвтаназии.

Могу сказать честно: я — за подобную инициативу. Каждый человек имеет право на достойную и безболезненную смерть, если он сам этого захотел, если есть предел терпению. Но надо признать, что эта процедура возможна только в зрелом обществе, обществе с высоким уровнем социальной ответственности и гуманистическими принципами во главе любого закона и подзаконного акта. Потому что с одной стороны, облегчение страданий, с другой — соблазн убить человека, потому что наследники заждались, тоже велик, а зарплата у наших врачей далека от идеала.

До эвтаназии надо дорасти. Мы пока не доросли. Это грустный факт, который надо принять, с которым надо жить и что-то делать. Это долгий путь, который и мы, я надеюсь, когда-нибудь пройдём.

Антоний Киш
Понравилась статья? Поделитесь с друзьями
Миграция россиян в Финляндию: сколько, когда и почему
Пешком по Хельсинки в поисках северного модерна

Обсуждение

Читайте также